28 лютого 2017

«На презентацию мы пошли с вульвой»: Катя Тейлор об аморальной наготе

Арт-менеджер Катерина Тейлор сходила на одно мероприятие в футболке с фотографией ню. И написала для Platfor.ma о том, как даже в XXI веке люди до сих пор считают наготу аморальной и смешной.

 

Гюстав Кюрбе, «Происхождение мира»

 

На презентацию мы пошли с вульвой. Она была напечатана на моей футболке. Большая и розовая. Такой дерзкий образ для светского вечера я выбрала не случайно. На пригласительном было написано «дресс-код: арт». Футболку создала художница Мария Куликовская для феминистского проекта Flowers of democracy, который призван спровоцировать дискуссию вокруг роли и позиции женщины в современном патриархальном обществе. И, по сути, эта футболка является ее автопортретом.

 

Дресс-коду я соответствовала. И все же это был чуть ли не самый смелый эксперимент за всю мою жизнь. Презентация оказалась полна людей из светского общества, они были красиво одеты и накрашены, вымыты, вычесаны и довольны собой. Зал был полон света и ароматов. Вечеринка удалась на славу, программа вызвала восторг у гостей, а столы ломились от великолепных закусок и напитков. Люди шумно делились жизненными впечатлениями.

 

Зайдя в зал, я почувствовала себя голой. Многие смотрели на меня и испытывали неловкость. Их смущала «моя» вульва. Они шептали что-то друг другу на ухо, оборачивались, а затем либо раскрывали рты, либо хихикали, прикрывая лицо ладонью. Наблюдать за их реакцией было занятно. Бог его знает, что у них в головах. Но тот грузный мужчина в обтягивающих штанах, честное слово, выглядел смешнее, чем я. А леди с упругими силиконовыми губами даже не могла выразить негодование – ее рот так и застыл на лице в одной позиции. Тогда она начала часто моргать, чтобы хоть как-то отреагировать.

 

Художница Мария Куликовская 

 

Женское тело так часто и безвкусно эксплуатируется. Его так много в рекламе и в повседневности, что даже странно, почему все эти люди настолько опешили от моего жеста. Не принято, аморально? Ну подумаешь, вульва. Кто из вас не видел вульву? При этом здесь нет никакого порно, ничего неэстетичного. Изображение не более провокационное, чем «Происхождение мира» Густава Курбе. Которое, конечно, безбожно ругали 120 лет подряд. Но зато теперь эта работа висит в Музее Орсе и является главным объектом интереса посетителей.

 

С «Происхождением мира» все вообще довольно интересно. Картина была написана в 1866 году, когда общество не то что было консервативно, а просто отправляло за такую порнографию на кол.  Работа долго кочевала по коллекциям, но даже в частных домах была скрыта с глаз гостей. И так вплоть до 1981 года, когда ее передали Музею Орсе. Интересно, что в XIX веке экспертов и зрителей больше всего оскорблял реализм. Не нагота сама по себе, а именно стиль, в котором написана картина. Потому что из этого становится ясно, что героиня – не богиня и не мифологическая нимфа, а самая что ни на есть обычная баба, которая лежит, раздвинув ноги, и в этом нет ничего божественного. А есть только грешное желание. А посему – это оскорбительно и недопустимо.

 

«Происхождение мира», Густав Курбе

Еще в девяностые, когда издали книгу о работе со всеми пикантными подробностями на обложке, полиция изымала ее из книжных лавок Франции, – так сказать, для поддержания общественного порядка. А вот уже в 2011 году власть повела себя иначе. Один из пользователей Facebook разместил изображение картины у себя в ленте. Его забанили, несмотря на то, что изображение было иллюстрацией к телепрограмме про историю искусства, где фигурировала эта работа. На этот раз французы такой дискриминации не стерпели. В 2016 Парижский суд объявил, что собирается рассматривать дело против Facebook. Следствием этого скандала стало послабление цензуры соцсети в адрес произведений искусства.

 

Недавно я рылась в нашей парламентской библиотеке. В одной из книг – «Нагота в искусстве» книгоиздательства «Современные проблемы» – автор пишет: «Для Тициана, Рубенса и для эпохи Рококо нагота была элементом непосредственной жизни. Все праздничное, сильное, нежное в любви было неразлучно с наготой… Нагота всегда была жизненным элементом. А к чему пришли мы? Нам кажется происшествием, когда художник изображает наготу. Каждый раз при виде наготы мы испытываем чувство, как будто перед нами сбросили покровы. Как может при таких условиях выработаться правильная, живая формула отношения к наготе?» Это книга из отдела старых изданий об искусстве, и написана она была еще в 1914 году. А проблемы, похоже, все те же.

 

С «правильной формулой» со временем все стало еще сложнее, ведь нагота перекочевала из искусства в коммерцию. Женское тело стало использоваться на рекламных бордах стройматериалов и ресторанов. Модели с идеальными фигурами в купальниках и без продают нам все: от сковородок до билетов на самолет, потому что, как известно, «sex sells».

 

Фотограф Хэнк Уиллис Томас изучил, как менялись рекламные постеры с участием женщин за последние 100 лет, с 1915, то есть годом позже выхода «Наготы в искусстве». Там есть постеры из той самой эпохи, о которой идет речь в книге. Томас убрал все рекламные лозунги и бренды, оставив только самих женщин. Это потрясающий и одновременно пугающий проект, который показывает, насколько стереотипизирован образ женщины и доказывает, что она была и остается товаром.

 

 

Я привожу пример этого проекта не для того, чтобы в очередной раз поразмышлять о том, что мы не побороли сексизм и дискриминацию. А скорее, чтобы задуматься над тем, что мы устанавливаем такие рамки морали, какие нам вздумается. И если нам удобно вот здесь продавать голых женщин, а здесь их порицать, то так тому и быть. Если мы продадим больше стиральных машин с сексуальной красоткой в ролике, то почему нет? А если, глядя на эту вульву, мы не получаем никакой выгоды, то давайте ее запретим, назовем это безнравственной выходкой.

 

Почему целлюлит, накладные ресницы, силиконовая грудь, миниюбка и туфли на вульгарной платформе – это не аморально. А красивая вульва – аморально. С каких это пор все перестали смотреть порно, заниматься сексом, ходить в музеи и превратились в пуритан? Почему не аморально быть скучным или бестолковым? Или врать людям в лицо? Видимо, только потому, что все это делается ртом, а не тем, что пониже.