15 лютого 2017

Приехали: почему у мультикультурализма и политики открытых дверей проблемы

Недавно мы опубликовали интервью профессора Брунона Бартца о том, как Германия справляется с кризисом мигрантов. Читатель Platfor.ma Сергей Гетьман настолько не согласен с высказываниями эксперта, что написал текст о том, почему политика мультикультурализма терпит крах по всей Европе.

 

 

«С избранием Дональда Трампа президентом США окончательно завершился прежний мир XX века», – написал министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в колонке на сайте издания Bild.

 

Речь идет о смене курса внешней и внутренней политики США. Изменения ждут и саму Европу. Британцы проголосовали за выход из Евросоюза. Предварительные опросы говорят о вероятной победе Мари Ле Пен, националиста и евроскептика, на выборах во Франции. Тревожные настроения царят в Германии: у правой партии Альтернатива для Германии все шансы на федеральных выборах. Общие для этих стран проблемы – неконтролируемая миграция, террористические атаки религиозных экстремистов и страх исламизации – сформировали новые запросы общества.

 

Старая западная элита говорит о иммиграции, как о явлении исключительно положительном. Избиратели не согласны. Напрашивается замена, и на поле выходят новые игроки.

 

Мигранты – топливо для экономики?

Тило Сарацин в книге «Германия. Самоликвидация» (издание вызвало в Германии мощную дискуссию. – Platfor.ma) объясняет, почему позитивный эффект иммиграции – иллюзия: «Сегодня уже очевидно, что иммиграция гастарбайтеров в Германию в 1960-1970-х – гигантская ошибка: они работали в уже обреченных промышленных отраслях. Это замедлило структурные изменения и модернизацию производства, а также скрыло спад рождаемости в Германии. В итоге последствия спада рождаемости только сдвинулись во времени: коренное население продолжает стремительно сокращаться, а значит зависимость от мигрантов остается».

 

Возьмем для сравнения Японию. После Второй мировой войны страна была в схожих с Германией условиях – демографический кризис и бурный рост экономики. Однако Япония не использовала политику поощрения иммиграции.

 

Вместо того, чтобы адаптировать население под экономику, государство адаптировало экономику под население. Какие ассоциации вызывает Япония? Технологии и экономический рост.

 

Ну а как же тяжелые дорожные и инфраструктурные работы? Украинский историк, Ярослав Грицак, описывает японское решение: «Благодаря строительно-ремонтным работам в Японии почти нулевой уровень безработицы. Государство финансирует их из бюджета. Крупные строительные работы проводятся под госзаказы. А массы вчерашних селян и недоучившихся школьников, которые в другой ситуации имели бы небольшие шансы найти работу, получают гарантированную зарплату. И так до самой пенсии. Все довольны, никто не протестует».

 

Иммигрант = иммигрант-мусульманин

В Европе слово «иммигрант» и «иммигрант-мусульманин» уже практически стали синонимами. И дело тут не только в перенаселении мусульманских стран и массовой миграции из них в Европу. В истории много примеров длительной миграции из одной страны в другую – например, китайцы в США, итальянцы в Бразилии. Так что европейская тенденция последних десятилетий (алжирцы во Франции, турки в Германии, марокканцы в Голландии) не уникальна. Для этих случаев действует одно правило: чем успешнее интегрировалась предыдущая группа, тем успешнее встроится и последующая. И уже во втором-третьем поколение переселенцы перестают восприниматься как мигранты.

 

Но не всегда. Вот что говорит об мусульманских мигрантах Тило Сарацин: «В Европе считали – как со временем оказалось, наивно – будто эти мигранты примут западную систему ценностей (демократию, культурную и религиозную свободу, индивидуальное стремление к благополучию и самореализации). И отличия за два, самое позднее три, поколения исчезнут. Этого не произошло, наоборот: среди мусульман-иммигрантов и их потомков усилилась тенденции культурно и пространственно отделяться».

 

Что же тут плохого? Люди оберегают свою культуру, религию, традиции и образ жизни. Учитывая разные уровни рождаемость среди коренных немцев и среди мусульман, большинство и меньшинство поменяются местами. В этом случае остается только надеяться, что мусульмане вспомнят о гостеприимности немцев и будут к ним так же толерантны.

 

Жизнь слишком коротка, чтобы учить немецкий

Однако даже не вспоминая о кельнском новом годе, относительно мусульман-иммигрантов можно сделать следующие наблюдения:

 

– ниже среднего интеграция на рынке труда;

– выше среднего зависимость от социальных выплат;

– ниже среднего посещаемость учебных заведений;

– выше среднего рождаемость;

– пространственная сегрегация с тенденцией к созданию параллельных обществ;

– выше среднего религиозность и все большая склонность к традиционным и фундаментальным течениям ислама;

– выше среднего преступность в диапазоне от «простой» преступности, связанной с насилием, до участия в террористической деятельности.

 

При этом рефлексии на тему интеграции мусульман подвержены даже мигранты, которые стали частью немецкого общества: приложат ли они усилия для интеграции, смогут ли соответствовать бренду «Сделано в Германии». А ведь все эти вопросы замешаны еще и в борьбе за политическое могущество. Признание ошибок миграционной политики означает смену власти. Но этот вариант не подходит той же Ангеле Меркель, ведь некрасиво получится: сначала сказать «Мы справимся!», а потом уйти.

 

Столкновение цивилизаций

Самюэль Хаттингтон видит «холодную войну» мусульман-иммигрантов и коренных европейцев новой фазой крупного исторического процесса: противостояния ислама и Запада (имеется в виду западный христианский мир).

 

Возрастающее число контактов между мусульманами и людьми Запада только усиливает у тех и других ощущение собственной идентичности. И происходит это в критически важный для европейского объединения период.


Как мы бы ни относились к правым партиям, их электорату (стереотип о необразованном бедном белом европейце), и их достижениям (запрет строительства минаретов в Швейцарии), все это – лишь элементы нового этапа европейского жизни: похмелья после мультикультурной вечеринки.


comments powered by Disqus