11 серпня 2017

Научить учиться: какой путь прошло образование и почему нужно начинать заново

Сокоординатор Совета по урбанистике Киева Григорий Мельничук написал для Platfor.ma о том, каким может оказаться постиндустриальное образование и как ставка на быстрое и общедоступное обучение может сделать города и их жителей успешными во всех отношениях.

 

 

«Вкладывайте в образование» – подобную фразу можно услышать от многих зарубежных консультантов, когда речь заходит о системных изменениях. Кому-то может показаться, что речь идет о привычном для нас контексте этого понятия – школы, университеты там всякие. Что, еще больше усилить программу? Интерактивные доски в каждый класс и планшеты вместо учебников?

 

На самом деле нет. Изменения из отдельных событий и процессов в мировой истории стали сами по себе способом существования нынешнего мира. Не меняться уже нельзя – иначе окажешься на обочине. Это касается не только отдельных людей – но и городов, государств, перед которыми встали принципиально новые вызовы. А это требует других подходов и другой инфраструктуры.

 

Образование и учитель в аграрном и индустриальном мире

 

Сначала немного истории – чтобы понять эволюцию образования, привычный для нас формат которого сформировался относительно недавно. В социально-экономическом развитии человечества можно выделить три эпохи – аграрную, индустриальную и нынешнюю, постиндустриальную. Кстати, даже из названия видно, что мы уже знаем, что отходим от привычного в ХХ веке индустриального уклада – но не знаем, к чему придем.

 

Обучение в аграрной эпохе основывалось на семье, а точнее – на большой семье-общине, где традиции передавались из поколения в поколение. Формировались традиции отнюдь не исходя из желания чем-то занять людей – а как закрепление определенных действий, необходимых для выживания общины. Уже в индустриальную эпоху традиции аграрной эпохи стали неактуальными и превратились в ритуалы, сегодня же и вовсе выглядят как исторические реконструкции.

 

 

Индустриальная эпоха породила массовые общеобразовательные школы. Промышленность требовала огромного количества и квалифицированных рабочих рук, и инженерного персонала. Вспомним уже исторические кадры с огромными залами с кульманами и многочисленными отделами машинисток, которые стали вмиг не нужны с распространением компьютеров.

 

То, что сейчас делается с помощью ИТ, еще пару-тройку десятилетий тому выполняли, по нынешним меркам, вручную – однако для этого требовалась квалификация. Принципиальное требование к персоналу – типовость, унификация, ведь все эти люди должны выполнять определенную техническую работу по общим правилам и стандартам, чтобы в итоге все сложилось в один большой проект.

 

Перед тем, как перейти к нашей эпохе, попробуем также выяснить – кто же такой учитель? В аграрной эпохе носителями самых глубоких знаний были старшие люди. За свою жизнь человек накапливал знания и навыки – и, интегрируя их, передавал следующему поколению. Так формировались профессиональные династии – пастухов, мельников, пчеловодов, пахарей, а также кузнецов, бондарей, пекарей, врачей, которые из поколения в поколение совершенствовали свое дело.

 

Молодые люди быстрее осваивали весь предыдущий опыт предков – знания накапливались, множились, хоть и довольно медленно. Но как раз из этой эпохи до нас дошло понятие «Учитель» – именно с большой буквы, как опытный наставник, Мастер. При этом ученик старался достичь уровня мастера и превзойти его – это залог успеха и прогресса в отрасли.

 

В индустриальной эпохе все кардинально поменялось. Задачей учителя стала трансляция типовых, обязательно унифицированных знаний – чтобы будущие сотрудники были и взаимозаменяемы. «Стандарты образования» – это порождение индустриальной эпохи, и они были так же важны для выживания, как и традиции в эпоху аграрную.

 

Слово «учитель» перестали писать с большой буквы – от него не требовали обладать сверхзнаниями, достаточно было всего лишь качественно ретранслировать разработанные «сверху» программы. Учителя стало невозможно превзойти – ведь образование оторвалось от практики. Оно как отдельная отрасль насколько замкнулось в себе, что работодатели десятилетиями говорят новичкам-выпускникам одну и ту же фразу: «Забудьте все, чему вас учили, в реальном мире все иначе».

 

 

Учительство: от профессии к навыку

 

Если конец аграрной эпохе положила механизация ручного труда, то конец индустриальной – глобализация технологий, как географическая, так и информационная. Время, когда нужно было много инженеров-проектировщиков – безнадежно ушло. И дело даже не в том, что «фабрикой мира» стал Китай – новые технологии распространяются глобально. При этом спрос на хороших инженеров – именно хороших, а не многочисленных, остается высоким, как никогда,  – но, чтобы им стать, недостаточно просто получить диплом.

 

С другой стороны, с появлением уймы источников информации и введением независимого тестирования нет никакой разницы, каким образом ребенок получил знания, достаточные для прохождения тестов: в школе на уроке, с репетитором или самостоятельно. Функция школьного учителя сводится все больше к организаторской – давать задания, контролировать исполнение, организовывать распорядок дня.

 

Все чаще может показаться, что нынешний формат образования – некий ритуал, который мы и дальше соблюдаем, боясь признать и узаконить изменения.

 

Школа становится в первую очередь местом дневного времяпрепровождения – ведь все равно оказывается, что нужно еще посещать уйму курсов, кружков и репетиторов.  А мыльный пузырь массового высшего образования напоминает скорее некую «продленку» для юношей и девушек, которые школу уже переросли, но к настоящей взрослой жизни еще не готовы.

 

Однако кризис образования затрагивает не только молодое поколение – но и зрелых, сформировавшихся людей. В аграрную эпоху мало что изменялось от поколения к поколению – и следования традициям было достаточно для выживания. В индустриальную эпоху считалось, что можно выучиться на определенную профессию – и быть обеспеченным до конца дней. Сначала такая схема работала, но уже в конце ХХ века начала давать серьезные сбои. По мере механизации и автоматизации рабочие места и целые профессии стали «пропадать» и в индустрии.

 

Мы восхищаемся тем, что люди, которые в детстве босиком выпасали коров, в старости осваивают смартфоны. Да, на одно поколение приходится стремительный технологический рост – но в то же время мы получили уйму «лишних» людей, знания и навыки которых уже неактуальны – а, значит, эти люди неконкурентны на рынке труда. Идти в 50 лет учиться в вуз, пусть даже колледж? – абсурд, стоящий к тому же уйму времени. Таким образом, эти люди не могут в полной мере участвовать в развитии экономики, не потому, что не хотят, – не знают как!

 

С другой стороны, немало людей, обладающих актуальными знаниями и навыками, рады бы кого-то научить – однако нет платформы, механизма это делать. При этом учительство постепенно перестает быть отдельной профессией, а становится лишь дополнительным навыком. Как была профессия машинисток – а теперь это лишь навык печатать на клавиатуре. Однако этому навыку также следует научиться.

 

Есть кому учить, есть кого учить, есть чему учить – но это разобщено. При этом так называемая система образования ориентирована только на физически новых граждан, детей и молодежь – и «бросает» людей, получивших дипломы.

 

Вторая и третья карьера – учимся все и всегда

 

Здесь и начинается самое интересное – каким быть образованию в постиндустриальную эпоху.

 

Первый и главный вывод – учить нужно не только детей. Запросы на профессии быстро меняются – одни исчезают, другие появляются, в каких-то происходят кардинальные изменения.

 

Если в «медленном» прошлом можно было отложить изменения на обученное по-новому следующее поколение, то в нынешнем «быстром» мире это слишком расточительно – с точки зрения экономики в целом. Чем больше людей работает, и работает эффективно, по-современному – тем больше ВВП. Допускать выполнение работ по устаревшим подходам также слишком расточительно.

 

С другой стороны, и взрослым, зрелым людям хорошо бы дать второй, третий шанс в жизни. В Европе определенное распространение уже получила практика так называемого «образования третьего возраста» или «третьей карьеры». Это обучение пожилых людей, в основном пенсионеров, различным ремеслам и так называемым «почетным профессиям», как-то поддержание порядка, уход за детьми. Причина появления во многом – необходимость людей чем-то занять в городских условиях.

 

Действительно, если в условиях сельского образа жизни пожилые люди всегда при деле, пока могут что-то делать физически, то в городах пенсионеры оказываются «не у дел». Наши нынешние условия несколько иные – пенсионеры работают не от безделья, но часто оказывается, что их квалификации безнадежно устарели и они «пригодны» только для низкоквалифицированной работы типа вахтеров или уборщиц. Еще большая проблема – для взрослых уже сформировавшихся людей в возрасте «40 плюс» и «50 плюс». Они еще не заработали себе пенсию – однако их знания и навыки уже неконкурентны и неактуальны.

 

 

С одной стороны, взрослые и пожилые люди имеют значительный опыт, с другой – и массу стереотипов и отработанных практик, уже не соответствующих новым стандартам и вызовам. Очевидно, что учить таких людей нужно совершенно иначе, чем детей и молодежь, – здесь важна правильная психологическая подача. Ведь часто этим людям даже приходится признавать, что едва ли не все, что они делали в жизни в этой сфере до этого – было или неправильно, или некачественно. Но самое сложное для многих – что Учителем может оказаться тот, кто младше, и намного – и он при этом будет авторитетом.

 

Постиндустриальное образование – все учат всех

 

Постиндустриальное образование объединяет черты прошлых эпох, но имеет и собственные. Мы наблюдаем ренессанс понятия «Учитель», как личности – по многочисленным видеокурсам, вебинарам, тому же формату TEDx. Однако теперь Учитель не обязательно должен быть рядом – технологии позволяют не только устраивать удаленные лекции, но и связываться с ним.

 

Собственно, происходит и разделение функций между Учителем и учителем. Учитель, тот который несет знания и является авторитетом, и учитель – но сути, организатор-модератор процесса обучения, что не менее важно. На самом деле может присутствовать и третий учитель – учитель Учителя, тот, кто учит эксперта правильно подать материал, выстроить образовательную программу. Тут несложно и запутаться.

 

С другой стороны, каждый может стать Учителем – в каком-то вопросе, в котором он компетентен и может научить других. И вполне нормальной может быть ситуация, когда учителя окажутся младше учеников – просто молодежь быстрее осваивает новое и может просто объяснить старшим людям.

 

Город профессий и самореализации

 

Чему нужно учить? Да, собственно, всему – и регулярно. Из-за отсутствия образования и подготовки часто новации и реформы в самых разных сферах жизни разбиваются о некомпетентность и немотивированность исполнителей – они попросту не знают, что нужно делать, и не понимают сути реформ. Причем важно учить не просто знаниям, а мотивациям – это залог качества «выпускников».

 

Почему нужно учить? Ведь это на первый взгляд так просто – сидеть с ребенком, водить автобус, класть асфальт. Однако все это требует знаний, навыков и мотиваций. Чтобы человеку «не было все равно»: когда воспитатель в детсаду относится к детям как к своим, когда водитель подъедет точно к бордюру, чтобы пожилым людям было легко войти, когда рабочий, укладывая тротуар, сделает качественные съезды, по которым проедет человек на инвалидной коляске. Создавать хороший город надо учить.

 

 

А что же делать с «классическим» образованием? Возможно, мы пока не готовы к радикальным трансформациям системы школ и вузов – однако внедрение «быстрого» образования явно скажется на рынке труда, а значит в конечном итоге и на всей индустрии обучения. Университеты и колледжи быстро отреагируют на спрос и трансформируются, а школами управляет город.

 

Примеров «быстрого» образования немало – курсы водителей троллейбусов и машинистов поездов метро, операторов колл-центров и менеджеров открытых офисов, подготовка патрульных полицейских и парамедиков, компьютерных дизайнеров и озеленителей – да много на самом деле возможностей получить быстро кардинально иную специальность – но это все разрознено. Создание городской платформы «быстрого» образования позволит многим горожанам иначе посмотреть на свое будущее.

 

Формулировать решение проблемы образования в городе только путем строительства новых школ – это все равно, что строить автомобильные развязки, когда в «остальном мире» в это время уже вместо них прокладывают трамвайные линии и велодорожки.

 

Нам, чтобы построить все вроде бы необходимые развязки – нужно такими темпами десятилетия, если не лет 100, вот только зачем? Задача города, городской администрации, в первую очередь – научить горожан, научить учиться – и научить учить.

 

Такая система образования становится стратегически важной – а не бюджетной обузой, какой является сейчас. Становится больше экономически активного населения, повышается общий уровень квалификаций и их актуальности. Ведущие города мира в своих стратегиях много внимания уделяют уровню компетентности горожан и его повышению – это и есть то самое «вкладывайте в образование».

 

Город, который учит. Город, который дает второй шанс своим горожанам – не просто заработать, но и найти свое место в жизни. Город, который обеспечивает качественную инфраструктуру через высокую компетентность менеджеров, проектировщиков, исполнителей. Умный город, который смотрит в будущее – и ведет туда своих горожан. Причем абсолютно для всех, а не только для молодежи.

 

Городской университет – как универсальная платформа обучения для всех, где каждый может научиться и каждый имеет возможность научить других горожан. Каждый получает возможность самореализоваться – научившись новому или обучая других, и это – в любом возрасте. В таком городе хочется жить, в такой город хочется вкладывать – и в таком городе хочется растить детей. Потому что и у них здесь будет будущее.