23 березня 2017

Ты только попробуй: как слова «почему бы и нет» могут изменить мир

На сумском TEDx UABS арт-менеджер Катерина Тейлор выступила с речью о том, как важно давать шансы. Для Platfor.ma она приводит примеры случаев, когда открытость и гуманность приводила к совершенно неожиданным успехам.

 

 

В прошлом году вся Италия обсуждала слово «petaloso», которое придумал третьеклассник Маттео. На русский его можно перевести как «лепесткатый». Учительница объяснила мальчику, что такого слова вообще-то нет, но, в принципе, словари ведь пополняются, поэтому можно ради интереса написать по этому поводу филологическим властям. Ответ от лингвистической академии она опубликовала у себя в Фейсбуке. После этого и Маттео, и его учительница мигом прославились на всю страну – ее пост зашерили 100 тыс. человек. Но самое интересное не это.

 

В ответе ученых было сказано, что «слова не попадают в словарь, когда их кто-то придумывает, даже если они красивые и полезные». Они объяснили: «Чтобы новое слово вошло в словарь, необходимо, чтобы многие люди его употребляли и понимали». То есть этот ответ был расширенным, рассказывающим маленькому мальчику, как устроен язык, и вообще аргументируя, почему нет. А не просто «нет».

 

Многие итальянские люди и компании решили подержать Маттео, и интернет буквально взорвался. Слово petaloso заполонило страну, и в академию снова обратились с вопросом: «А теперь? Теперь можно в словарь?» Ученые ответили: «Сложно давать прогнозы, но может быть — почему бы и нет?»

 

Почему бы и нет – это ключевые слова. В них сконцентрирована политика открытости и ответственность. В них понимание того факта, что каждый ваш маленький жест, кем бы вы ни были, может стать решающим событием для судьбы другого.

 

 

Политика открытости – это признак цивилизованного общества. Это вера в людей, в то, что каждый маленький человек уникален и способен на созидание большого и важного. 

 

 

Восемь лет назад я попала на обучение в Christie’s Education. Это уважаемая британская организация, которая выпускает специалистов по аукционному делу. Я училась на факультете «Искусство ХХ и ХХI века». Когда только поступила, то не особо могла отличить Моне от Мане, эссе от рассказа, а анонс от релиза. Обучение было насыщенным, с теорией и практикой по 12 часов день, без выходных. Мы посещали выставки и мастерские, общались с художниками, кураторами и директорами больших и важных музеев. Информации было так много, что мне казалось – чем дальше, тем меньше я понимаю.

 

Каждую неделю у нас был визуальный слайд-тест, где по изображению произведения искусства или его фрагмента нужно было узнать имя художника, название работы, ее историю, год и прочие факты. Стоит ли говорить, что мне редко удавалось угадать, кто есть кто. Но в этом случае меня просили просто описать своими словами: что это, какой период и направление, и аргументировать, почему я так думаю.

 

Однажды я писала критическое эссе по послевоенному искусству и его миграции из Европы в США. И сама понимала, что оно не очень. Не очень до такой степени, что будь это украинская школа, меня бы, наверное, оставили на второй год.

 

Директор курса Лизи Перрот вызвала меня к себе, долго смотрела на несвязный текст, а затем сказала: «Слушай, а вот это интересная мысль – попробуй ее развить». И я развила. За четкими рамками задания у меня было пространство для вдохновения и творчества.

 

 

Вспомните свои школьные годы. Разве было там позволительно творчество? У нас это называлось самодеятельностью. Когда то, что ты способен создать, не ценят, потому что это не отвечает правилам, то это разочаровывает и обескураживает. Более того, после такого зачастую остаешься уверенной в том, что ты бездарность.

 

Лизи Перрот дала мне шанс. Не потому что я особенная, а потому что почему бы и нет? Я вышла из ее кабинета вдохновленной, и дальше все пошло совсем по-другому – я поверила в себя, в силу своего несовершенного, но все же творческого устройства. И поняла, что можно двигаться не только вперед и вверх, можно просто быть другим. Пожалуй, это одна из наибольших ценностей, которую мне удалось вынести из обучения.

 

Спустя много лет я все еще часто общаюсь с однокурсниками. Почти все они состоялись. Но вовсе не потому, что сразу были хороши, а потому что нас научили верить в себя. Нам дали шанс.

 

Говоря о шансе, я вовсе не имею ввиду, что нужно говорить «да» всем встречным. Но вот верить в творческий потенциал каждого человека было бы неплохо. Почему бы и нет?

 

В школах нас заставляли учить наизусть или писать под диктовку. А потом оказалось, что в современном мире намного важнее не просто знать, а уметь интерпретировать, включать воображение и рассказывать своими словами. Это и есть творческий подход в образовании. Именно он воспитывает веру в себя и свои способности. В то, что ты что-то можешь.

 

Наша компания восемь лет работала как проектное бюро. Мы делали выставки на разных площадках: от каморки МИДа в Вене до офиса ООН в Нью-Йорке, но всегда мечтали о собственном пространстве. Вот только нам казалось, что это может случиться, лишь если мы сорвем действительно большой куш. А затем случился форс-мажор – нам нужно было съезжать из уютного офиса в центре, и мы подумали: почему бы и нет.

 

Спустя две недели лазанья по полуразрушенным заводам я нашла помещение, которое когда-то было складом Укрречпорта. Так два года назад появился Port creative hub, который сегодня стал местом для культурных событий и рождения творческих проектов. За это время у нас проводили свои события Продовольственная программа ООН, посольство Испании, программа Culture&Creativity, фестиваль Canactions, VoxUkraine и многие другие достойные люди. Все это случилось, не потому что у нас стало больше возможностей или мы сорвали куш – а потому, что мы просто поверили в свой потенциал. Позволили случиться новому.

 

Летом 2014 года мне довелось проехать по всей линии фронта. Одним из мест, в которое мы заезжали, была Марьинка. Часть зданий оказалась серьезно разрушена, не было воды и электричества. Дети жили в подвалах и играли с гильзами.

 

Мы привезли им гуманитарную помощь и лекарства, но этого явно было недостаточно. Более того, спустя несколько минут нам пришлось уехать, потому что совсем рядом начались взрывы, и военные, которые нам помогали, буквально выволокли меня из этих подвалов. Я ехала в машине абсолютно опустошенная из-за того, что не могу помочь этим детям.

 

 

А затем мы привезли из АТО ящики из-под оружия, пригласили известных художников в Port и попросили расписать их. А потом сделали аукцион, на котором эти ящики продавали. За два часа нам удалось собрать почти 2 млн грн. Все они пошли на восстановление разрушенной Марьинки – госпиталя, школы; для детей купили книги, школьную форму и обычную одежду.

 

Та поездка на Восток была почти случайной. Port был форс-мажором. Но если бы не было случайностей, которым ты разрешаешь произойти, то не случилось бы ни аукциона, ни последующей важной и масштабной выставки «Як тебе звати» в Мистецьком Арсенале, ни детей, которым стало хоть немного комфортнее. Не нужно бояться чего-то, даже если оно выглядит непонятно или непривычно. Не стоит просто говорить «нет», если что-то не вписывается в каноны. Потому что именно в тяге к новому и заключается суть человека.

 

Кстати, слово petaloso уже есть в Викисловаре. Почему бы и нет?